ВДОХНОВЛЯТЬ НА ЛЮБОВЬ

ВДОХНОВЛЯТЬ НА ЛЮБОВЬ

11 Февраля 2019
К 14 февраля мы решили создать свой собственный проект ВДОХНОВЛЯТЬ НА ЛЮБОВЬ. Мы представили, как современные предметы интерьера вписались бы в прошлую эпоху... вроде получилось. Мы не обещаем, что если вы купите что-то в нашем центре, то превратитесь во Фрэнка Синатру или Владимира Набокова... но все-таки...


Фрэнк Синатра + Ава Гарднер + Кофейная пара Coffee Cup Provence Spiral, салон KARE + Пепельница Rumble из коллекции «Рокот», салон KARE + Картина «Конь черный», салон FULL HOUSE

«Всю мою жизнь я стремился к тому, чтобы стать певцом, это казалось самым важным. Теперь ты – это все, что я хочу!»

I've got you under my skin
I've got you deep in the heart of me
So deep in my heart, that you're really a part of me
I've got you under my skin.


Эрих Мария Ремарк + Марлен Дитрих + Подсвечник Candle Holder Downtown Black, салон KARE



«...Послушай, ты, самая маленькая и самая мягкая из гнездящихся птиц, которую слишком рано вышвырнули из гнезда, не зажигай никакие кедровые палочки, или что там у вас в Голливуде принято, может быть даже, какие-нибудь кактусы, а обратись-ка сразу к коньячной бутылке. Не перебирай, но выпей подряд три добрые рюмочки – одну за себя, одну за меня и еще одну за нас. Это граничит с безумием, это маленькое чудо, что нас прибило друг к другу, как зерно к зерну, ведь мы оба делаем все для того, чтобы этого не случилось. 

Боже, всего год назад – лучше не думать об этом! – я тебя еще не знал. Но поверь мне, это вовсе не дурацкая поговорка: я и впрямь семь лет ощущал тебя у себя под кожей и не хотел этого, и хотел забыть об этом, и забыл, и знал тем не менее, что никогда не смогу забыть об этом совсем...»


Владимир Набоков + лампа и зонт, салон KARE



«Как мне объяснить тебе, мое счастье, мое золотое, изумительное счастье, насколько я весь твой – со всеми моими воспоминаниями, стихами, порывами, внутренними вихрями? Объяснить – что слóва не могу написать без того что бы нe слышать, как произносишь ты его – и мелочи прожитой не могу вспомнить без сожаленья – такого острого! – что вот мы не вместе прожили ее – будь она самое, самое личное, непередаваемое – а не то просто закат какой-нибудь, на повороте дороги, – понимаешь-ли, мое счастье?» 

«...Ты пришла в мою жизнь – не как приходят в гости (знаешь, «не снимая шляпы»), а как приходят в царство, где все реки ждали твоего отраженья, все дороги – твоих шагов...»


Фрида Кало + Светильник подвесной, салон FULL HOUSE



«Я не знаю, как писать любовные письма. Но я хочу сказать, что всё моё существо открыто для тебя. С тех пор как я в тебя влюбилась, всё перемешалось и наполнилось красотой... Любовь, словно аромат, словно ток, словно дождь», – писала Фрида Кало в 1946 году Хозе Бартоли, каталонскому художнику.


Владимир Маяковский + интерьер и столик, салон ICON HOME CONCEPT BY MAINS



«Лилек,
Я вижу, ты решила твердо. Я знаю, что мое приставание к тебе для тебя боль. Но, Лилик, слишком страшно то, что случилось сегодня со мной, чтоб я не ухватился за последнюю соломинку, за письмо.
Так тяжело мне не было никогда – я, должно быть, действительно чересчур вырос. Раньше прогоняемый тобою я верил во встречу. Теперь я чувствую, что меня совсем отодрали от жизни, что больше ничего и никогда не будет. Жизни без тебя нет. Я это всегда говорил, всегда знал. Теперь я это чувствую, чувствую всем своим существом. Всё, всё, о чем я думал с удовольствием, сейчас не имеет никакой цены – отвратительно.
Я не грожу, я не вымогаю прощения. Я ничего, ничего с собой не сделаю – мне чересчур страшно за маму и Люду. Тоже сентиментальная взрослость. Я ничего тебе не могу обещать. Я знаю, нет такого обещания, в которое ты бы поверила. Я знаю, нет такого способа видеть тебя, мириться, который не заставил бы тебя мучиться.
И все-таки я не в состоянии не писать, не просить тебя простить меня за всё.
Если ты принимала решение с тяжестью, с борьбой, если ты хочешь попробовать последнее, ты простишь, ты ответишь.
Но если ты даже не ответишь – ты одна моя мысль. Как любил я тебя семь лет назад, так люблю и сию секунду. Что б ты ни захотела, что б ты ни велела, я сделаю сейчас же, сделаю с восторгом. Как ужасно расставаться, если знаешь, что любишь, и в расставании сам виноват.
Я сижу в кафе и реву. Надо мной смеются продавщицы. Страшно думать, что вся моя жизнь дальше будет такою.
Я пишу только о себе, а не о тебе, мне страшно думать, что ты спокойна и что с каждой секундой ты дальше и дальше от меня и еще несколько их, и я забыт совсем.
Если ты почувствуешь от этого письма что-нибудь, кроме боли и отвращения, ответь, ради христа, ответь сейчас же, я бегу домой, я буду ждать. Если нет – страшное, страшное горе.
Целую. 
Твой весь
Я
Сейчас 10, если до 11 не ответишь, буду знать – ждать нечего»


Пабло Пикассо + Deco Figurine Gangster Rabbit Black, салон KARE



«Когда я меняю жену, прежнюю мне всегда хочется сжечь. Женщины существуют не для того, чтобы усложнять жизнь».


Иосиф Бродский + обои SKOL и любовь к Марине Басмановой 



Твой локон не свивается в кольцо, 
и пальца для него не подобрать 
в стремлении очерчивать лицо, 
как ранее очерчивала прядь, 
в надежде, что нарвался на растяп, 
чьим помыслам стараясь угодить, 
хрусталик на уменьшенный масштаб 
вниманья не успеет обратить. 

Со всей неумолимостью тоски, 
с действительностью грустной на ножах, 
подобье подбородка и виски 
большим и указательным зажав, 
я быстро погружаюсь в глубину, 
особенно устами, как фрегат, 
идущий неожиданно ко дну 
в наперстке, чтоб не плавать наугад. 

По горло или все-таки по грудь, 
хрусталик погружается во тьму. 
Но дальше переносицы нырнуть 
еще не удавалось никому. 
Какой бы не почувствовал рывок 
надежды, но (подальше от беды) 
всегда серо-зеленый поплавок 
выскакивает к небу из воды. 

Ведь каждый, кто в изгнаньи тосковал, 
рад муку, чем придется, утолить 
и первый подвернувшийся овал 
любимыми чертами заселить. 
И то уже удваивает пыл, 
что в локонах покинутых слились 
то место, где их Бог остановил, 
с тем краешком, где ножницы прошлись. 

Ирония на почве естества, 
надежда в ироническом ключе, 
колеблема разлукой, как листва, 
как бабочка (не так ли?) на плече: 
живое или мертвое, оно, 
хоть собственными пальцами творим, – 
связующее легкое звено 
меж образом и призраком твоим.


Джон Леннон + напольное покрытие, салон THE MAINS



«All you need is love»

«Я вдруг оказался один на плоту посреди океана. Сначала я подумал: «Ура! Как это здорово! Опять заживу холостяцкой жизнью!», – рассказывал об этом периоде Леннон. – «Но однажды меня пронзила мысль: «Я хочу домой!» Но она не захотела принять меня. Мы часто разговаривали по телефону, и я, бывало, говорил: «Мне такая жизнь не нравится. Я все время нарываюсь на неприятности. Я хочу домой. Пожалуйста, прими меня обратно!» Но она отвечала: «Ты еще не готов к возвращению».